МАНИФЕСТ

Клянусь своей жизнью и любовью к ней, что никогда не буду жить для кого-то другого и не попрошу кого-то другого жить для меня.

Леди и джентельмены! Пришло наше время! Мы люди разума!

Мы строители Глобальной Империи, Империи иных моральных ценностей.
Мы люди, которые любят себя и свою жизнь. Люди, которые не готовы жертвовать своей любовью или своими ценностями. Мы не считаем нужду, обоснованным требованием. Мы не признаем, что наш долг служить Вам или кому бы то ни было. Мы против самопожертвования, мы против догмы незаслуженных вознаграждений и не вознагражденных обязанностей. Мы против учения, что жизнь греховна.

Обращаемся не ко всем вместе, а к каждому в отдельности, к сознанию каждого.

Ваше общество стремится к самоуничтожению. Если Вы хотите осознать, почему Вы умираете, - Вы, те, кто боится знаний, - мы, те, кто Вам сейчас это объяснит.

Наша эпоха – эпоха морального кризиса.

– Вы постоянно слышали, что наш век – век кризиса морали. Вы повторяли это, боясь и одновременно надеясь, что эти слова не имеют смысла. Вы разрушили все, что считали злом, и получили то, что, как Вы считали, должно быть добром.

Отчего же тогда Вы дрожите от ужаса, глядя на тот мир, что окружает Вас?

Этот мир не порождение Ваших грехов, он порождение и воплощение Ваших добродетелей. Это Ваш нравственный идеал, воплощенный в жизнь во всей своей полноте и совершенстве.

Вы за это боролись! Вы об этом мечтали! Вы этого хотели! Ваши желания исполнились!

Ваш моральный кодекс достиг своего логического конца, тупика в конце своего пути. И если Вы хотите продолжать жить, то Вам надо сейчас не возвращаться к нравственности – многие ее никогда и не знали, – Вам надо открыть ее.

Вы не знаете никаких моральных учений, кроме религиозной и общинной. (В контексте данного манифеста, просим Вас разделить два понятия, религия и вера.) Вас учили, что нравственность – это свод правил поведения, навязанный Вам, – по прихоти сверхъестественной силы или общества, чтобы служить во имя религии или на благо соседа, чтобы угодить авторитету на том свете или за соседней дверью – кому угодно, но не Вашей жизни или удовольствию. Все это профессионально завуалировано, словами и действиями отточенными веками. Удовольствие, учили Вас, Вы найдете в аморальности, свои интересы лучше всего удовлетворите в пороке. Любой моральный кодекс служит не Вам, а против Вас, не для того, чтобы сделать полнее Вашу жизнь, но чтобы опустошить ее.

Веками битва за нравственность шла между теми, кто утверждал, что Ваша жизнь принадлежит религиозным фанатикам, и теми, кто утверждал, что она принадлежит Вашему соседу, между теми, кто проповедовал, что благо – это самоотречение ради призрачного рая, и теми, кто проповедовал, что благо – это самопожертвование во имя убогих на земле.

И никто не сказал, что ваша жизнь принадлежит Вам и благо состоит в том, чтобы прожить её!

Обе стороны согласились, что нравственность требует отказа от личных интересов и своего ума, что нравственность и практичность противоположны, что нравственность относится не к сфере разума, а к сфере религии и силы. Обе стороны согласились и в том, что не может быть рациональной морали, что в разуме нет правильного или неправильного – что разуму нет причины быть моральным. О чем бы ни спорили моралисты, все они боролись против разума, и в этом все они были едины. Мысль человека и стала тем объектом, против которого были направлены все их интриги и системы, именно её они старались обокрасть и уничтожить.

Выбирайте сами – погибнуть или понять: что против разума, то против жизни.

Ум человека – основное орудие его выживания. Он должен действовать, чтобы жить, но прежде чем начать действовать, должен понять природу и цель своих действий. Он не может добыть пищу без знаний о ней и способах её получения. Он не может вырыть яму или построить коллайдер без знания своей цели и способов её достижения. Чтобы жить, он должен мыслить.

Но любая мысль – это акт выбора. Ключ к пониманию того, что Вы так безрассудно называете природой человека, так называемая загадка, с которой Вы живете, боясь ее назвать, – это факт, что сознание человека – это акт его воли. Разум не работает автоматически; мышление – не механический процесс; логические построения не инстинктивны. Ваш желудок, легкие или сердце работают автоматически; Ваш разум – нет. В любое время и в любом месте, пока живете, Вы свободны в выборе: думать или избегать этого усилия. Но Вы не свободны от собственной природы, от того факта, что разум – это средство Вашего выживания, следовательно, для Вас, людей, вопрос «быть или не быть» равнозначен вопросу «мыслить или не мыслить».

Во вселенной существует лишь один принципиальный выбор: выбор между жизнью и смертью – и этот выбор способно осуществить лишь живое существо.

Растение должно питаться, чтобы жить, но у растения нет выбора, условия, в которых оно оказывается, могут быть разными, но действует оно всегда одинаково: оно бессознательно стремится жить, оно не может стремиться к самоуничтожению.

Животное приспособлено к поддержанию собственной жизни, его органы чувств снабжают его набором бессознательных действий, бессознательным знанием, что для него хорошо и что плохо. Оно не в состоянии узнать больше или расширить свои знания. Когда его знаний оказывается недостаточно, оно погибает. Но пока живет, оно ведет себя так, как подсказывает ему знание, бессознательно делая все, что необходимо для самосохранения. Оно не властно выбирать, не может игнорировать то, что для него хорошо, не может выбрать зло и действовать в целях самоуничтожения.

Человек не запрограммирован на бессознательное выживание. Его отличает от других живых существ то, что перед лицом альтернативы – жизнь или смерть – ему необходимо действовать, сделав свободный выбор. Вы лепечете об инстинкте самосохранения? Именно инстинкта самосохранения у человека и нет. Инстинкт – это бессознательное знание. Желание не есть инстинкт. Желание жить не обеспечивает суммы необходимых для жизни знаний.

Страх смерти не есть любовь к жизни!

Он не дает необходимых для сохранения жизни знаний. Человек сам, с помощью собственного разума должен добыть эти знания и выбрать способ действия, но природа не может заставить его воспользоваться своим разумом. Человек способен уничтожить сам себя – именно так он и поступает на протяжении почти всей своей истории. Живое существо, считающее свое орудие выживания злом, не выживает. Если бы растение калечило собственные корни, птица сама ломала свои крылья, они не выжили бы в реальности, которой бросают вызов своими действиями. Но история человечества – это борьба за отрицание и разрушение собственного разума.

Человека называют разумным существом, но разумность есть вопрос выбора – и природа человека ставит перед ним выбор: быть разумным существом или убивающим самого себя животным. Человек должен быть человеком по собственному выбору, он должен ценить свою жизнь – согласно собственному выбору, он должен научиться поддерживать эту жизнь – по собственному выбору; он должен понять, что ценно для его жизни, и действовать в соответствии с этими ценностями – по собственному выбору.

Система ценностей, принятая в результате выбора, есть моральный кодекс.

Кем бы Вы ни были, мы обращаемся к Вам, обращаемся к тому живому, что еще осталось в Вас, к Вашему разуму, и говорим: есть разумная нравственность, нравственность, приличествующая человеку, и критерием ее ценности является человеческая жизнь. Все, что хорошо для жизни разумного существа, есть добро; все, что разрушает ее, есть зло. Это кажется очевидным, но Ваш моральный кодекс диктует Вам иное.

Так как жизнь определяет нормы поведения, нарушение этих норм приводит к гибели. Движущей силой и целью человека, не считающего собственную жизнь движущей силой и целью всех своих действий, является смерть. Такой человек – метафизический урод, борющийся с фактом собственного существования и в своем слепом безумии сеющий лишь разрушение, чудовище, способное лишь страдать.

Счастье есть торжество жизни, страдание – предвестник смерти.

Счастье есть состояние сознания, проистекающее из достижения истинных ценностей. Нравственность, согласно которой счастье следует искать в отречении от него, согласно которой ценно отсутствие истинных ценностей, такая нравственность есть наглое отрицание нравственности. Доктрина, отводящая Вам в качестве идеала роль жертвенного животного, ищущего смерти на чужом алтаре, предлагает в качестве критерия смерть. По милости реальности и по своей природе человек, каждый человек сам есть цель, он существует ради самого себя, и достижение собственного счастья – его высшая моральная цель.

Отбросьте утверждения интеллектуальных паразитов, живущих за счет разума других, которые с детства внушали Вам, что человеку не нужна нравственность или правила поведения, не нужны ценности. Именно они, выдающие себя за ученых и утверждающие, что человек только животное, утверждают, что законы жизни, которым подчиняются даже низшие насекомые, на человека не распространяются. Не слушайте этих пожираемых ненавистью мистиков, притворяющихся друзьями человечества и проповедующих, что высочайшей добродетелью человека является обесценивание собственной жизни. Они утверждают, что цель нравственности – обуздание человеческого инстинкта самосохранения. Но именно для самосохранения человеку нужен моральный закон. Нравственным желает быть лишь тот, кто желает жить.

Нет, Вы не обязаны жить!

Это Ваш основной выбор; но если Вы выбираете жизнь, Вы должны жить так, как подобает человеку, – своим трудом и суждениями своего ума.

Нет, Вы не обязаны жить, как подобает человеку!

Это нравственный выбор. Но иначе Вы жить не можете; альтернатива этому – смерть при жизни, то, что Вы наблюдаете сами в себе и вокруг себя. Это состояние не жизни, состояние нечеловеческое – ниже животного, такое существо знает только страдание и тяжкую многолетнюю агонию бездумного самоуничтожения.

Нет, Вы не обязаны мыслить!

Это нравственный выбор. Но кто-то должен мыслить, чтобы Вы выжили. Если Вы не выполняете этого требования, Вы не выполняете требования к своему существованию, перекладывая его выполнение на человека, следующего требованиям морали, и ожидая, что ради того, чтобы Вы жили вопреки разуму, он пожертвует своей способностью мыслить.

Мы, люди разума, и для нас единственная аксиома, лежащая в основе нашей морали, так же как в основе Вашей морали лежит нежелание признавать эту аксиому. Эта аксиома заключается в следующем:

Жизнь существует!

Жизнь существует – и понимание этого подразумевает понимание двух аксиом, вытекающих из первой: существует то, что человек сознает; человек существует, потому что обладает сознанием. Сознание же есть способность осознавать существующее.

При любом уровне Ваших знаний, этих двух аксиом – существования и сознания – Вам не избежать, их нельзя преодолеть, они имеют первостепенное значение, они подразумеваются любым Вашим действием, они основа всего Вашего знания от самых первых шагов в жизни до глубин понимания, которых Вы можете достичь к ее концу. Неважно, идет ли речь о форме гальки на морском берегу, или о строении солнечной системы, – аксиома остается непреложной: это существует, и Вы это знаете. Существовать значит быть чем-то. Существовать значит быть предметом, обладающим конкретной природой и конкретными свойствами. Много веков назад человек, который является, несмотря на свои заблуждения, величайшим из философов, вывел формулу, определяющую основы существования и закон всякого знания: А есть А. Вещь, является сама собой.

Вы так и не поняли значения этого утверждения.

Над чем бы Вы ни размышляли, будь то объект, его свойство или действие, закон тождества непреложен. Лист не может одновременно быть камнем, не может быть одновременно зеленым и красным, он не может одновременно замерзать и гореть. А есть А.

Вы хотите узнать, что стряслось с миром?

Все катастрофы, разрушившие Ваш мир, есть результат попыток тех, кто стоит во главе Вашего общества, не замечать, что А есть А. Все зло, которое есть в Вас и в котором Вы боитесь себе признаться, все страдания, которые Вы вынесли, есть результат Ваших попыток не замечать, что А есть А. Те, кто научил Вас не замечать это, преследовали одну цель: заставить Вас забыть, что Человек есть Человек.

Человек может выжить, лишь приобретая знания, и единственным средством для этого является разум. Разум есть способность осознавать, определять и обобщать то, что человек ощущает. Человек ощущает очевидность существования с помощью чувств, но осознать это он может лишь разумом. Чувства говорят только, что нечто существует, но определить что – дело разума.

Независимо от того, как много или мало Вы знаете, обрести это знание должен именно Ваш разум. Вы можете иметь дело лишь с собственными знаниями. Лишь собственными знаниями Вы можете обладать, и лишь с Вашими собственными знаниями Вы можете просить считаться других. Ваш разум – Ваш единственный судья, и, если другие расходятся с Вами во мнении, рассудит Вас лишь реальность. Ничто, кроме человеческого разума, не может осуществлять сложный, тонкий, важный процесс отождествления, который называют мышлением. Ничто не может направлять этот процесс, кроме собственного суждения человека. Ничто не может направлять суждение, кроме нравственной целостности его носителя.

Сознание есть то, что Вы называете душой или духом, а то, что Вы называете свободной волей, есть свобода выбора, предоставленная Вашему разуму, – свобода думать или не думать, лишь в этом Вы вольны, лишь в этом свободны, этот выбор определяет выбор во всем остальном, определяет Вашу жизнь и Ваш характер.

Способность мыслить есть единственная и основная человеческая добродетель, из которой вытекают все другие добродетели.

А его основной порок, источник всего зла есть то, чему нет названия, но что все Вы делаете, никогда в этом не сознаваясь: отказ от мышления, преднамеренная остановка работы сознания, нежелание думать – не слепота, а отказ видеть, не невежество, а отказ знать. Это нежелание сосредоточиться на мышлении, преднамеренное затуманивание, цель которого – избежать ответственности за суждение. Основанием для всего этого служит молчаливое предположение, что нечто не существует в том случае, если Вы отказываетесь осознать это нечто и считаете, что А не есть А до тех пор, пока Вы не признаете: «А существует». Отказ от мышления есть акт уничтожения, желание отрицать существующее, попытка истребить реальность. Но, существующее существует, реальность невозможно уничтожить, напротив, реальность уничтожает того, кто попытается ее не заметить. Отказываясь сказать: «Это существует», Вы тем самым отказываетесь сказать: «Я существую». Не высказывая собственного суждения, Вы отрицаете себя как личность. Когда человек объявляет: «Кто я такой, чтобы знать?» – он говорит: «Кто я такой, чтобы жить?» Ежесекундно, во всем Вы совершаете свой основной нравственный выбор: мыслить или не мыслить, существовать или не существовать, А или не А, нечто или ничто.

Если бы мы говорили на вашем языке, мы бы сказали, что единственной моральной заповедью человека является утверждение: «Ты должен мыслить». Но моральная заповедь есть противоречие в самом себе. Мораль – это то, что мы избираем, а не то, что нам навязывают; то, что мы понимаем, а не то, чему нам следует подчиниться. Мораль рациональна, а разум не подчиняется чужим заповедям.

Для того чтобы жить, человеку следует почитать высшими, основополагающими ценностями следующие: разум, цель, собственное достоинство.

  • Разум – единственный инструмент познания.
  • Цель – выбор своего счастья, которого можно достичь с помощью этого инструмента.
  • Собственное достоинство – нерушимая уверенность в том, что разум способен размышлять и что личность достойна счастья, что значит: достойна жизни.

Эти три ценности подразумевают все остальные человеческие добродетели, а все остальные добродетели входят в эти три; все человеческие добродетели проистекают из соотношения сущности и сознания: разумность, независимость, цельность, честность, справедливость, творчество, гордость.

Независимость есть признание того факта, что на Вас лежит ответственность за суждения, и никто Вас от этой ответственности не освобождает.

Никто не будет думать за Вас, так же как никто не сможет жить за Вас, что отвратительнейшая форма самоунижения и саморазрушения состоит в подчинении собственного разума разуму другого, в признании его власти над Вашим разумом, в признании его суждений фактами, его голословных утверждений – истиной, а его указаний – единственным посредником между Вашим сознанием и Вашим бытием.

Цельность.

Есть признание того факта, что нельзя обмануть собственное сознание, так же как честность есть признание того, что нельзя подделать бытие; что человек есть цельное существо, неделимое целое, обладающее двумя свойствами: материей и сознанием; что разлада между телом и разумом, действием и мыслью, жизнью человека и его убеждениями допускать нельзя – подобно судье, глухому к мнению толпы, человек не может жертвовать своими убеждениями ради желаний других, даже если все человечество умоляет его об этом или угрожает ему. Мужество и уверенность в себе есть практическая необходимость, мужество – практическая форма верности бытию, верности собственному сознанию.

Честность.

Есть признание того факта, что нереальное нереально и не является ценностью; ни любовь, ни деньги, ни слава не имеют никакой цены, если они достигнуты обманом; попытка завладеть ценностями путем обмана – это попытка возвысить над реальностью тех, кого Вы избрали своими жертвами, и в этом случае Вы отдаете себя в заклад их слепоте, в рабство их бездумности и бегства от реальности, а их ум, рациональность, восприимчивость становятся для Вас врагами, которых Вы опасаетесь и избегаете. Ваша нравственная оценка есть та монета, которой Вы платите людям за их добродетели или пороки, и эта плата требует от Вас такой же добросовестной порядочности, какая необходима в финансовых делах; что скрывать презрение к человеческим порокам означает быть моральным фальшивомонетчиком, а сдерживать восхищение их добродетелями означает быть моральным растратчиком; что почитать что-либо выше справедливости, значит обесценивать собственную моральную валюту и ставить зло выше добра, потому что от искажения справедливости пострадать может лишь добро, а выиграть лишь зло; и предел, до которого можно дойти, следуя этим путем, это наказание за добродетель и вознаграждение за порок, что это ведет к абсолютной развращенности, к черной мессе во славу смерти, к посвящению сознания делу разрушения бытия.

Способность производить.

Есть наше признание нравственности, признание того, что наш выбор сделан в пользу жизни; что продуктивная деятельность есть контроль существования человека его сознанием, постоянное приобретение знаний и перестройка материи в соответствии со своей целью, перевод мысли в физическую сущность, преобразование земли в соответствии со своими ценностями; что вся деятельность есть деятельность творческая, если ее производит мыслящий ум, и никакая деятельность не может быть творческой, если ею занимается глупец, в равнодушном оцепенении повторяющий одни и те же действия, которым его научили другие; что работу себе Вы выбираете сами, и выбор столь же широк, сколь неограничен Ваш ум , что большее для Вас невозможно, а меньшее унизит ваше достоинство; что обманывать себя и пытаться заниматься тем, на что Вы не способны, значит превратиться в мартышку с вечно колотящимся от страха сердечком, копирующую чужие движения и живущую чужим временем, а удовлетвориться работой, требующей от Вас меньше, чем Вы в состоянии дать, значит заглушить двигатель и приговорить себя к движению вниз; что работа – это процесс достижения ценностей, а утратить стремление к ценностям значит утратить стремление к жизни.

Гордость.

Есть признание того факта, что Вы сами – высшая ценность и, подобно всем человеческим ценностям, эту ценность тоже нужно заработать; что, лишь создавая самого себя, Вы окажетесь способными достичь всего, чего Вы можете достичь; что Ваш характер, поступки, желания, эмоции определяются вашим разумом; что подобно тому, как человек должен производить материальные ценности для поддержания своей жизни, он должен созидать себя, чтобы его жизнь стоило поддерживать; что подобно тому, как человек создает собственное благосостояние, он создает и собственную душу; что без чувства собственной значимости жить нельзя; но если жизнь лишена бессознательных, изначально данных ценностей, у человека нет, и изначально данного чувства собственного достоинства и его приходится обретать, преобразуя душу в соответствии со своим нравственным идеалом, по образу Человека, существа разумного, которого каждый от рождения способен из себя сотворить, но акт творчества не навязывается, а выбирается; что первой предпосылкой к возникновению чувства самоуважения служит тот лучезарный эгоизм души, который побуждает искать лучшего во всем, будь то нечто физическое или духовное, душа, стремящаяся, прежде всего, к моральному самосовершенствованию, ценя превыше всего себя. Знаком достигнутого самоуважения является дрожь презрения и бунт против назначенной Вам роли животного, обреченного на ритуальное заклание, против низкой дерзости любого учения, предлагающего пожертвовать незаменимой ценностью – вашим сознанием и несравненным великолепием – вашим бытием в угоду слепому бегству от действительности, нравственному застою других.

Это желание, которое Вы разделяете, скрывая от самих себя как зло, и есть то, что еще осталось в Вас от добродетели, но это желание нужно заслужить. Единственная моральная цель человека – его собственное счастье, но достичь этой цели может лишь человек добродетельный. Добродетель – это не самоцель. Добродетель – не награда самой себе и не жертва в угоду злу. Наградой добродетели служит жизнь, а цель и награда жизни – счастье.

Если критерием Ваших ценностей становится нелогичность, а вашим представлением о добре – утопия, если Вы жаждете незаслуженной награды, богатства или любви, если Вы пытаетесь обойти закон причин и следствий, ожидая, что по вашей прихоти А перестанет быть А, если Вы стремитесь получить нечто противоположное бытию – Вы этого добьетесь. Только не плачьтесь тогда, не говорите, что жизнь бесцельна, что счастья нет; проверьте, чем Вы заправили свой автомобиль: Вы доехали туда, куда и хотели.

Счастья нельзя достичь по прихоти эмоций. Счастье не есть удовлетворение безрассудных желаний, которым Вы слепо потакаете!

Счастье – это состояние непротиворечивой радости, радости без чувства вины, без страха наказания, радости, гармонирующей с вашими моральными ценностями, а не ведущей к саморазрушению. Это радость от того, что способности разума используются полностью, а не от того, что удалось убежать от своих мыслей; от того, что достигнуты истинные ценности, а не от того, что удалось уйти от реальности; это радость творца, а не пьяницы. Счастлив может быть лишь разумный человек, человек, преследующий разумные цели, ищущий разумных ценностей и находящий радость лишь в разумных действиях.

Если мы зарабатываем на жизнь не разбоем и не попрошайничеством, а собственным трудом, то мы не пытаемся построить свое счастье на благосклонности или несчастье других. Напротив, мы заслуживаем его собственными достижениями. Ведь мы не считаем целью своей жизни удовольствия других людей, равным образом мы не считаем, что и другие сочтут целью своей жизни наши удовольствия. Наши ценности непротиворечивы, наши желания гармоничны – подобным же образом среди разумных людей не существует ни столкновения интересов, ни жертв, ведь разумные люди не желают незаслуженного, они не смотрят друг на друга глазами людоедов, они не приносят и не принимают жертв.

Делец – вот символ взаимоотношений между разумными людьми, нравственный символ уважения к человеку.

Мы, живущие ценностями, а не грабежом, – дельцы по сути и духу. Делец – это человек, зарабатывающий то, что ему достается, не дающий и не берущий незаработанного. Делец не ждет, что кто-то заплатит за его неудачи, не просит, что-бы его любили за его недостатки. Делец не растрачивает себя физически на жертвы, а духовно на милостыню. Подобно тому, как он продает свой труд лишь в обмен на материальные ценности, он отдает свое уважение лишь в оплату, в обмен на человеческие добродетели, в оплату удовольствия, которое он получает, общаясь с людьми, которых уважает. Паразитирующие мистики, которые веками поносили и презирали дельцов, превознося попрошаек и бандитов, всегда знали скрытую причину своих глумлений: делец, приводивший их в ужас, – символ справедливости.

Вы спросите, каковы наши моральные обязательства перед согражданами?

Никаких, кроме обязательства перед самим собой, перед материей и бытием: обязательство быть разумным!

Мы имеем дело с людьми так, как того требует наша и их природа: посредством разума. Мы не ищем и не желаем получить от них ничего, кроме тех отношений, какие они готовы установить по свободному выбору!

Мы можем иметь дело лишь с их разумом и лишь в собственных интересах – если наши интересы совпадают. Если это условие не соблюдается, мы не устанавливаем никаких отношений!

Мы не препятствуем тем, кто с нами не согласен, идти своим путем, и сами не свернем со своего пути. Мы побеждаем лишь с помощью логики и подчиняемся лишь логике!

Мы никому не подчиняем свой разум и не имеем дела с теми, кто так поступает. Нам ничего не нужно ни от трусов, ни от глупцов; мы не ищем никакой выгоды от эксплуатации человеческих недостатков: глупости, нечестности, страха!

Единственная ценность, которую могут предложить нам люди, – плоды их разума!

Когда мы спорим с разумным человеком, судьей в нашем споре становится сама реальность; если правы мы, он поймет свою ошибку; если прав он, осознаем свою ошибку мы; выиграет в споре лишь один из нас, но спор принесет пользу обоим. О чем бы ни шел спор, есть одно злодеяние, которого нельзя допускать, то, чего никому не дозволено совершать по отношению к другим и никому нельзя разрешить или простить.

До тех пор, пока люди живут вместе, ни один человек не имеет права первым – Вы слышите? – ни один человек не имеет права первым применить физическую силу против другого.

Угрожать физическим уничтожением человеку или его восприятию реальности, значит отрицать или парализовать его инструмент выживания; силой принуждать его действовать вопреки своему разумению равнозначно тому, чтобы принудить его действовать вопреки себе самому. Кто бы ни начал насилие, какой бы цели он ни пытался таким образом достичь, он – убийца, действующий не в интересах жизни, а в интересах смерти, хуже, чем смерти: он исходит из стремления к разрушению самой способности человека жить.

Не говорите, что Ваш разум убедил Вас в праве принуждать мой разум к послушанию. Насилие и разум несовместимы ; там, где начинается насилие, кончается мораль. Объявляя человека неразумным животным и предлагая соответственно с ним обращаться, Вы определяете собственную личность и более не можете претендовать на разумность суждений – как не может на это претендовать ни один защитник противоречий. Не может быть права разрушать источник прав, единственное средство судить, что верно, а что неверно, – разум. Заставлять человека отказаться от своего разума и принять взамен вашу волю, используя вместо доказательства оружие, вместо убеждения ужас, а в качестве самого сильного аргумента смерть, значит пытаться жить вопреки реальности. Реальность требует от человека действий в соответствии с собственными разумными интересами; оружие, которое Вы применяете, требует, чтобы человек действовал вопреки своим интересам. Если человек действует вопреки собственному разумному суждению, реальность угрожает ему смертью; Вы угрожаете ему смертью, если он действует в соответствии с собственным суждением. По вашей милости он оказывается в мире, где ценой жизни становится отказ от всех добродетелей, которых она требует; и все, к чему придете Вы и Ваша система, есть смерть, постепенное уничтожение. Когда смерть становится определяющим аргументом и главной силой в человеческом обществе, ни к чему другому прийти невозможно.

Бандит ли ставит путника перед выбором «кошелек или жизнь», или политический деятель ставит целый народ перед выбором «образование для Ваших детей или жизнь», смысл этих ультиматумов один: разум или жизнь – а эти две ценности неразделимы.

Если можно измерить зло, то трудно сказать, кто презренней: жестокая и тупая скотина, присваивающая право навязывать что-либо разуму другого человека, или моральный урод, позволяющий другим навязывать себе что-либо. Это моральная аксиома, спорить о которой не приходится.

Мы не согласны говорить на языке разума с теми, кто хочет лишить нас разума!

Мы не вступаем в дискуссии с соседями, которые считают, что могут запретить нам думать!

Мы не идем навстречу желанию убийцы, который хочет лишить нас жизни!

Когда со нами пытаются говорить с позиции силы, мы отвечаем тем же!

К насилию можно прибегать лишь в ответ на насилие и лишь против того, кто первым прибег к нему!

Нет, мы не становимся на сторону того, кто творит зло, и не опускаемся до его понимания нравственности; мы лишь предоставляем ему то, что он выбрал, единственное, что он вправе уничтожить, – это он сам. Он прибегает к насилию, чтобы завладеть ценностями; мы же – лишь для того, чтобы уничтожить уничтожение. Бандит, убивающий нас, стремится разбогатеть; мы же не становимся богаче, убив бандита.

Мы не пытаемся достичь ценностей посредством зла, но и от своих ценностей не отказываемся перед лицом зла.

Во имя всех творцов, поддерживавших вашу жизнь и получавших от Вас вместо платы согласие на свою же смерть, мы обращаемся к Вам с единственным ультиматумом: наша работа или Ваши штыки. Вы должны выбрать что-то одно; нельзя совместить и то и другое.

Мы не прибегаем к насилию первыми, но и не покоряемся силе.

Если Вы когда-нибудь снова захотите жить в промышленно развитом обществе, оно будет построено на наших нравственных основах. Наши нравственные основы и наша движущая сила противоположны вашим.

В качестве оружия Вы использовали страх и карали смертью за отрицание вашей морали.

Мы предлагаем человеку жизнь в награду за принятие нашей морали.

Вы, поклоняющиеся нулю, пустоте, Вы так и не поняли, что обретение жизни и бегство от смерти – не одно и то же. Радость и отсутствие боли – не одно и то же, ум и отсутствие глупости – не одно и то же, свет и отсутствие темноты – не одно и то же, нечто не есть отсутствие ничто. Невозможно ничего создать одним лишь неучастием в разрушении; Вы можете сидеть сложа руки и ждать веками, воздерживаясь от разрушения, но от этого не будет возведена ни одна стена, от разрушения которой Вы могли бы воздержаться.

Вы стремитесь избежать страдания. Мы стремимся достичь счастья.

Вы существуете ради того, чтобы избежать наказания. Мы живем ради того, чтобы получить вознаграждение.

Нас нельзя принудить угрозами; страх не является для нас стимулом. Мы не бежим от смерти, мы стремимся жить.

Вы, утратившие понимание этой разницы, Вы, утверждающие, что страх и радость имеют одинаковую побудительную силу, и втайне добавляющие, что страх практичнее, Вы не хотите жить и держитесь за существование, которое прокляли, лишь из страха смерти. Вы в панике мечетесь в ловушке своей жизни, пытаясь найти выход, который сами же и закрыли, Вы бежите от преследователя, которого не осмеливаетесь назвать, от страха, в котором не признаетесь сами себе; и чем больше Вы боитесь, тем больше пугает Вас то единственное, что может Вас спасти: способность мыслить. Вы стремитесь ничего не знать, не понимать, не называть своими именами и не слышать.

Мы заявляем во всеуслышание: ваша мораль есть мораль смерти.

Смерть – критерий Ваших ценностей, смерть – ваша цель, и сколько бы Вы ни бежали, Вам не уйти от преследователя, который явился уничтожить Вас, и не уйти от понимания того, что этот преследователь – Вы сами. Остановитесь же на минуту – бежать некуда, остановитесь такими, какие Вы есть, какими Вы боитесь казаться, но какими мы Вас видим, и взгляните на то, что Вы осмелились называть моральным кодексом.

Осуждение – основа вашего морального кодекса, разрушение – его цель, средство и результат. Ваш моральный кодекс начинает с осуждения человека как носителя зла, затем требует от него придерживаться добра, которое, как следует из того же закона, человеку недоступно. В качестве первого доказательства добродетельности он требует, чтобы человек принял за аксиому утверждение о своей порочности. Он требует, чтобы человек начинал жизнь не с кодексом ценностей, а с кодексом греха, признав свою порочность. И тем самым Ваш моральный кодекс определяет, что такое добро: добро есть то, что несвойственно человеку.

Название этому чудовищному абсурду – первородный грех.

Первородный грех есть пощечина нравственности и вопиющее противоречие в самом себе: то, что вне вашего выбора, – вне сферы нравственности. Если человек плох от рождения, то у него нет ни воли, ни сил это изменить; но если у него нет воли, он не может быть ни хорош, ни плох; у робота нет моральных норм.

  • Считать нечто лежащее вне сферы человеческого выбора грехом есть насмешка над нравственностью.
  • Считать грехом человека его природу есть насмешка над природой.
  • Наказание за грех, совершенный до рождения, – насмешка над справедливостью
  • Считать человека виновным в том, в чем не может быть самого понятия невинности, есть насмешка над разумом.

Поражение нравственности, природы, справедливости, разума посредством лишь одного понятия есть искусная уловка зла, которую едва ли можно превзойти. Но именно это – основа вашей морали.

В чем же суть того, что Ваши учителя называют первородным грехом?

Насколько порочным стал человек после своего падения, когда он перестал, как они считают, быть совершенным?

Согласно их мифу, человек вкусил плод древа познания добра и зла – он обрел разум и стал разумным существом. Речь идет о познании добра и зла – человек стал смертным. Он был осужден до конца дней своих зарабатывать хлеб свой трудом своим – и стал существом работающим. Он был осужден желать – и познал радость совокупления.

Разум, нравственность, способность творить, радость, наивысшие ценности в его жизни, – вот пороки, из-за которых Ваши учителя прокляли человека. Саму природу человека, а вовсе не его пороки они пытаются объяснить и осудить мифом о грехопадении человека. Сущность человеческой природы, а вовсе не его ошибки вменяют в вину человеку. Кем бы он ни был, этот робот в райском саду, существовавший бездумно, не имевший никаких ценностей, не работавший, не любивший, – он не был человеком. По словам Ваших учителей, грехопадение человека состояло именно в том, что он обрел жизненно необходимые достоинства. По их представлениям, именно эти достоинства и есть грех человека.

Недостаток человека состоит в том, заявляют они, что он человек!

А его вина, заявляют они, в том, что он живет!

Они называют это нравственностью милосердия и учением любви к человеку. Нет, говорят они, мы не проповедуем о зле, свойственном природе человека, мы лишь утверждаем, что чуждое нечто - человеческое тело – несет в себе зло. Нет, говорят они, мы не хотим его убивать, мы лишь хотим, чтобы он от него отказался. Они заявляют, что стремятся помочь человеку перетерпеть страдания, – и указывают на дыбу, к которой сами его привязали, дыбу, раздирающую его надвое, дыбу учения, отделяющего душу от тела.

Они разодрали человека надвое, противопоставив одну его половину другой. Они убедили его, что тело – враг сознания и между телом и сознанием идет непримиримая борьба, что тело и сознание – антагонисты, имеющие различную природу, противоположные требования, несовместимые потребности, что угодить одному значит повредить другому; что душа человека относится к сфере сверхъестественного, а тело – мрачная темница, привязывающая его к земле, и добро состоит в том, чтобы нанести поражение своему телу, разрушить его годами терпеливой борьбы, с трудом продвигаясь к великолепному концу, когда откроются двери темницы и человек окажется на свободе

в могиле.

Вы заметили, какую человеческую способность это учение пытается не замечать?

Чтобы разодрать человека надвое, нужно отрицать наличие у него разума. Стоило человеку отказаться от разума, как он оказался в зависимости от милости двух чудовищ, непонятных и неуправляемых: тела, движимого бесчисленными инстинктами, и души, движимой мистическими откровениями, – он стал жертвой, позволившей себя ограбить, жертвой сражения между роботом и диктофоном.

Представление о том, что тело и душа человека – различные сущности, привело к появлению двух групп учителей, проповедующих нравственный закон смерти: фанатиков духа и фанатиков физической силы; Вы называете их идеалистами и материалистами, одни считают, что сознание может существовать само по себе, другие считают, что можно существовать без сознания. И те и другие требуют, чтобы Вы отказались от разума в обмен на откровение или на рефлексы. Неважно, что они громогласно заявляют о непримиримости своих позиций, у них один нравственный закон и одна цель: в физической сфере – порабощение человеческого тела, в духовной – разрушение разума.

Кем бы Вы ни были, те, кто слышит нас сейчас, кем бы Вы ни были, если Вы жертвы, а не палачи, мы говорим с Вами на пороге тьмы, готовой поглотить Вас, и если осталась в Вас хоть капля света, который когда-то освещал Вас, – воспользуйтесь этим сейчас.

«Жертвенность» – вот слово, сломившее Вас.

Попытайтесь, хоть из последних сил, понять его значение.

Вы еще не умерли. У Вас еще есть шанс.

Жертвенность означает отказ не от того, что ничего не стоит, а, напротив, от того, что ценно. Жертвенность не означает отказ от зла ради добра, напротив – отказ от добра ради зла.

Жертвенность означает отказ от того, что Вы цените, ради того, что Вам чуждо.

  • Когда результатом долгих лет борьбы становится желаемый успех, это не жертва; если же от добытого трудом положения отказываются в пользу соперника, это жертва.
  • Если Вы даете своему голодному ребенку бутылочку с молоком, это не жертва; если Вы кормите молоком соседского ребенка, а ваше дитя умирает, Вы приносите жертву.
  • Если Вы помогаете деньгами другу, это не жертва; если Вы отдаете деньги первому встречному, речь идет о жертве.
  • Если Вы помогаете другу деньгами, потому что можете себе это позволить, Вы ничем не жертвуете, если Вы помогаете ему в ущерб себе, это можно, в соответствии с такими нравственными нормами, назвать добродетелью. Но если Вы помогаете ему деньгами, тем самым становясь банкротом, – это высочайшая добродетель жертвенности.

Мораль жертвенности предлагает Вам в качестве идеала не просто смерть, а смерть медленную, мучительную.

Не говорите нам, что это касается лишь жизни на земле!

Другая нас не заботит!

И Вас тоже!

Если Вы хотите сохранить остатки достоинства, не называйте свои лучшие поступки жертвой – это ставит на Вас клеймо безнравственности.

  • Если мать, вместо того чтобы купить себе новую шляпку, покупает еду для своего голодного ребенка, это не жертва: она ценит ребенка выше, чем шляпку; но для той матери, для которой высшей ценностью является шляпка, той, которая предпочла бы оставить свое дитя голодным, которая кормит его по обязанности, это действительно жертва.
  • Если человек умирает в борьбе за свою свободу, это не жертва, он не хочет быть рабом; но для того, кто именно этого и хочет, это действительно жертва.
  • Если человек отказывается продавать свои убеждения, это не жертва; это становится жертвой лишь в том случае, если у человека нет убеждений.

Для человека нравственного, человека, чьи желания связаны с различными ценностями, жертвенность означает отказ от правды во имя лжи, отказ от добра во имя зла.

Ваш моральный кодекс учит Вас отречься от материального мира, разделять ценности и материю!

Человек, чьи ценности не имеют материального выражения, чье существование не связано с его идеалами, чьи действия противоречат его убеждениям, – лишь жалкий лицемер, но это именно тот, кто следует Вашему моральному кодексу и разделяет ценности и материю. Тот, кто любит одну женщину, но спит с другой; тот, кто восхищается мастерством одного человека, но нанимает другого; тот, кто считает справедливым одно, но жертвует деньги на поддержку совсем иного; тот, кто обладает большим талантом, но растрачивает его на создание хлама; именно такие люди отрицают материю и считают, что их духовные ценности несовместимы с материальным миром.

Вы представляете собой неделимое единство материи и сознания. Отрекитесь от сознания – и станете скотами. Отрекитесь от тела – и станете мошенниками. Отрекитесь от материального мира – и отдадите его во власть зла!

Все, кто начинает с утверждения, что стараться выполнять собственные желания эгоистично, что их нужно принести в жертву чужим желаниям, заканчивают обычно другим: «эгоистично иметь собственные убеждения, нужно принести их в жертву чужим убеждениям». И это верно: нет ничего эгоистичнее независимого ума, не признающего над собой никакой власти и считающего свое суждение об истине превыше любых ценностей.

Если Вы попробуете отыскать в своде Ваших нравственных правил ответ на вопрос «что есть благо?», единственный ответ, который Вы сможете там найти, будет таков: «Благо – это то, что хорошо для всех, кроме тебя». Это волшебная формула, преображающая все в золото, ее нужно затвердить как гарантию нравственного величия, она облагораживает любые действия, даже массовое уничтожение населения целого материка. Не предмет, не поступок, не принцип, а намерение – вот ваше мерило добродетели.

Ваш моральный кодекс делит человечество на две касты, которым даны противоположные заповеди: на тех, кому позволено иметь любые желания, и на тех, кому желать запрещено, на избранных и тех, с кого спросится, на ездоков и носильщиков, на тех, кто ест, и на тех, кого едят.

К какой касте принадлежите вы?

Какая отмычка поможет Вам проникнуть в круг нравственной элиты?

Вот она, эта отмычка, – отсутствие ценностей.

О каких бы ценностях ни шла речь, именно их отсутствие у Вас дает Вам право требовать их от тех, кто ими обладает. Право на вознаграждение дает Вам именно недостаток, потребность. Если Вы можете сами удовлетворить свои потребности, Вы теряете право на их удовлетворение. Но та потребность, удовлетворить которую Вы сами не можете, дает Вам право на жизни других людей.

Если Вы пытаетесь исцелить свою боль сами, Вы недостойны морального вознаграждения: согласно вашему моральному кодексу это эгоистичный поступок, достойный презрения. Какими бы ценностями Вы ни стремились овладеть, богатство это или пища, любовь или права, если Вы добьетесь этого с помощью собственной добродетели, Ваш моральный кодекс не считает это нравственным приобретением. В результате Ваших действий никто ничего не теряет, это сделка, а не милостыня; плата, а не жертва.

Заслуженное принадлежит к эгоистической, коммерческой сфере взаимной выгоды; лишь незаслуженное требует нравственной сделки, результатом которой становится выгода для одного ценой разорения другого. Эгоистично и безнравственно требовать вознаграждения за добродетели; лишь отсутствие добродетелей преображает требование в моральное право.

Такова ваша мораль жертвенности. Перекроить жизнь тела по образу скотного двора, а жизнь духа превратить в мусорную свалку – вот два ее идеала, похожих как две капли воды!

Честного бунта против разума не бывает; и если Вы примете любое из положений их веры, значит, Вами движет желание получить нечто, что именно разум не позволил бы Вам получить. Свобода, которой Вы ищете, есть свобода от того факта, что, если Вы добыли состояние нечестным путем, Вы подлец, сколько бы Вы ни жертвовали на благотворительность и сколько бы ни молились; что, если Вы проводите время с распутницами, Вы недостойный муж, какую бы сильную любовь к жене ни испытывали на следующее утро; что Вы единый организм, а не горсть разрозненных частиц, случайно разбросанных во вселенной, в которой все рассыпается, в которой Вам не за что удержаться, во вселенной из кошмарного детского сна, где все меняется на глазах и перетекает одно в другое, где мерзавец и герой – взаимозаменяемые роли, присваиваемые произвольно по желанию; что Вы человек; что Вы – цельность, нерасторжимость; что Вы есть.

Всякий раз, когда Вы совершали зло, отказываясь мыслить и видеть, освобождая какое-нибудь свое крошечное желание от абсолюта реальности, всякий раз, когда Вы предпочли бы сказать: я не стану приносить на суд разума украденное мной печенье или факт существования Бога, пусть у меня будет одна безрассудная прихоть, а в остальном я буду разумным человеком, – именно тогда Вы совершали акт разрушения собственного сознания, акт разложения собственного разума. И тогда Ваш разум становится подобен суду подкупленных присяжных, выполняющих приказы преступного мира, выносящих приговор, искажающий показания, не противоречащие абсолюту, на который они не осмеливаются и взглянуть, – и результатом становится выхолощенная реальность, разбитая на осколки; некоторые из этих осколков, которые Вы выбрали, чтобы видеть, плавают среди миллиардов тех, что Вы не желаете видеть в умозрительном бальзамическом растворе из эмоций, свободных от мысли. Связи, которых Вы пытаетесь не замечать, – это причинно-следственные связи. Ваш враг, которого Вы хотите уничтожить, – это закон причины и следствия, ведь он не допускает никаких чудес. Закон причины и следствия является законом тождества применительно к действиям. Смысл действия вызывается и определяется природой той реальности, которая действует: ничто не может действовать в противоречии со своей природой.

Задумывались ли Вы над тем, что случилось с миром?

Главный враг – извращенная мораль, которая держится исключительно моим потворством ей. Во всем мире на протяжении всей истории в разнообразных формах и проявлениях, от паразитирующих на чужих хлебах родственников до паразитирующих на других народах империй, – всегда и всюду те, кто добр, талантлив, разумен, губят сами себя, питают зло своими соками, наполняют его артерии кровью своей добродетели, всасывая его губительный яд и тем самым обеспечивая жизнь злу, обеспечивая распространение смертоносной заразы.

Вы намерены установить общественный строй исходя из следующих положений:

  • Вы не способны управлять собственной жизнью, но способны управлять чужими жизнями!
  • Вы не созданы для того, чтобы жить свободно, но созданы для того, чтобы стать всемогущими правителями!
  • Вы не в состоянии обеспечить свое существование силой собственного интеллекта, но в состоянии оценивать политиков и избирать их на посты, где они будут всевластны над ремеслами и искусствами, о которых Вы не имеете никакого представления, над науками, которые Вы никогда не изучали, над достижениями, о которых Вы не слышали, над гигантскими отраслями производства, в которых вы, согласно вашему же определению своих способностей, не справились бы с обязанностями помощника смазчика!

Но тем из вас, кто еще сохранил остатки человеческого достоинства, волю и любовь к жизни, я предлагаю возможность выбора. Остановитесь на краю гибели и окиньте взором свою жизнь и свои ценности.

Нравственность для Вас – призрачное чучело, сляпанное из долга, скуки, страха перед наказанием, боли, гибрид вашего первого школьного учителя и налогового инспектора, чучело, которое стоит в пустом поле и размахивает палкой, отпугивая Ваши наслаждения, а наслаждение для Вас – это одурманенный винными парами мозг, безмозглая и безотказная девка и тупой азарт игрока, который ставит на бегах, уповая на авось. Для Вас наслаждение не может быть нравственным.

Если Вы разберетесь в том, во что верите, то обнаружите, что в основе вашей веры лежит уродливое представление о том, что нравственность – необходимое зло. Но это означает тройное проклятие: прокляты жизнь, добро и Вы сами.

Человек, который отказывается рассуждать, который и не соглашается, и не противоречит, который заявляет, что нет ничего абсолютного и поэтому он может избежать ответственности, – именно этот человек в ответе за всю ту кровь, которая ныне проливается в мире. Реальность абсолютна, бытие абсолютно, пылинка абсолютна, точно так же, как абсолютна человеческая жизнь. Мы живем или умираем – и это абсолютно. Абсолютно и то, сами ли Вы съедаете свой завтрак, или смотрите, как он исчезает в желудке паразита.

В каждой проблеме есть две стороны, одна верна, другая нет, середина – всегда зло. Тот, кто не прав, еще сохраняет какое-то уважение к истине, хотя бы потому, что признает ответственность выбора. Но человек посередине – негодяй; он закрывает глаза на истину, притворившись, что не существует ни ценностей, ни выбора между ними; он готов отсидеться в стороне во время битвы, чтобы потом извлечь пользу из пролитой крови героев или ползти на брюхе к победившему злодею; он отправляет в тюрьму и грабителя, и ограбленного, а споры разрешает, приказывая и мыслителю, и глупцу пройти свою часть пути навстречу друг другу.

Какое-то внутреннее ощущение, которое человек не может себе объяснить, но которое появилось и укрепилось в его сознании, как только он усвоил факт своего существования, как только он понял, что ему приходится выбирать, однозначно подсказывает ему, что чувство достоинства, самоуважение необходимо ему как воздух, что это для него вопрос жизни или смерти. Будучи существом, обладающим сознанием и волей, он понимает, что должен знать себе цену, чтобы жизнь сохранила для него смысл. Он понимает, что должен быть прав.

Быть неправым опасно для жизни; быть неправым человеком, то есть злом, означает быть нежизнеспособным!

В основе всякого поступка лежит воля человека; простой акт добывания и поедания пищи предполагает, что тот, кто ее потребляет для продления своей жизни, заслуживает этого продления. Поиск наслаждения предполагает, что тот, кто его ищет, заслуживает его. Самоуважение безусловно необходимо, здесь у человека нет выбора, он может выбирать только критерий, по которому оценивает его.

Обратите внимание на то, с каким постоянством в мифологиях мира повторяется тема рая, которым люди когда-то располагали, тема острова Атлантида, садов Эдема, идеального государства. Корни этой легенды уходят не в прошлое человечества, а в прошлое отдельного человека. Вам до сих пор знакомо ощущение – не столь отчетливое, как воспоминание, а размытое, как боль безнадежного желания, – что когда-то, в первые годы детства, ваша жизнь была светлой, безоблачной. Это состояние предшествовало тому, как Вы научились подчиняться, прониклись ужасом неразумия, сомнением в ценности своего разума. Тогда Вы располагали ясным, независимым, рациональным сознанием, распахнутым во вселенную.

Вот рай, который Вы утратили и который стремитесь вернуть. Он перед Вами и ждет Вас!

Выбор должны сделать Вы сами. Этот выбор означает верность заложенной в Вас силе, и Вы сделаете его, если признаете, что самым благородным вашим поступком был тот акт мышления, в результате которого Вы поняли, что два плюс два – четыре.

Кем бы Вы ни были, – сейчас Вы остались наедине с нашей моралью, и Вам не поможет понять нас ничто, кроме Вашей честности, – дверь для Вас еще открыта и Вы можете стать человеком, но для этого Вам придется начать с нуля, предстать нагим перед реальностью и, исправляя дорого обошедшуюся историческую ошибку, заявить: «Я существую, следовательно, я мыслю» .

Не говорите, что боитесь довериться своему разуму, что знаете так мало.
Разве будет лучше, если Вы доверитесь мистикам и отречетесь от того малого, что знаете?

Живите и действуйте в пределах своего знания и постоянно, всю жизнь расширяйте его пределы!

Вызволите свой разум из оков ложных авторитетов. Примите как факт, что Вы не всеведущи, – но ведь и роль зомби не даст Вам всезнания, – что Ваш разум подвержен ошибкам, – но ведь слабоумие еще в меньшей степени избавляет от ошибок, – что самостоятельно сделанная ошибка не столь пагубна, как десяток принятых на веру истин, потому что в первом случае Вы еще можете исправить ошибку, а во втором гибнет ваша способность отличить истину от лжи. Вместо мечтаний о всеведении, получаемом от рождения, примите как факт, что все свои знания человек получает трудом и усилием воли и в этом его отличие от всего, что есть во вселенной, это и есть его природа, его мораль и его слава.

Научитесь различать ошибки в знаниях и нарушение этических норм. Ошибки в знаниях не являются этическим изъяном, если Вы готовы их исправить. Только мистик склонен судить о людях с позиций невозможного – врожденного всезнания. Но этический проступок – это сознательный выбор действия, заранее известного Вам как скверное, или намеренное отклонение от знания, намеренное ограничение восприятия и мысли.

Стремление к счастью – единственная нравственная цель вашей жизни и в счастье, а не в страдании, не в бездумном потакании себе, а именно в счастье – доказательство вашей нравственной ценности, так как в нем – доказательство и результат Ваших непрестанных усилий осуществить свои идеалы!

Счастье – это ответственность, которой Вы страшились, оно требует умственной дисциплины, которую вы, не умея ценить себя, не практиковали. Убого-тревожная рутина вашей повседневности – вот расплата за то, что Вы избегали осознать ту истину, что нет в душе замены счастью, что нет труса презреннее того, кто бежал с поля битвы за свою радость, побоялся утвердить свое право на жизнь, не нашел в себе силы духа и жизненной силы, хотя бы той, что есть у цветка и птицы, стремящихся ввысь, к солнцу.

Научитесь ценить себя, а это значит: боритесь за свое счастье, и когда Вы узнаете, что гордость есть сумма всех добродетелей, Вы научитесь жить как люди!

В качестве важного шага к самоуважению научитесь относиться ко всякому требованию о помощи как к сигналу, указывающему на людоеда. Требование помощи означает, что Ваша жизнь – собственность требующего. Как ни отвратительно это требование, есть нечто еще более отвратительное – Ваша готовность помочь. Спрашиваете ли Вы: хорошо ли помогать ближнему? Нет, если он требует помощи, словно имеет на нее полное право или помочь ему – Ваш моральный долг. Да, если таково Ваше собственное устремление, основанное на том, что Вы испытываете эгоистическое удовлетворение, осознавая ценность просящего и его борьбы.

Страдание не самоценно – самоценна борьба человека против страдания!

Если Вы решаете помочь страдающему человеку, делайте это только на основе его достоинств, его усилий самостоятельно справиться со своей бедой, его разумности или на основе того, что он пострадал несправедливо. Тогда ваша помощь останется сделкой – обменом вашей помощи на его добродетельность. Но помогать человеку без достоинств, помогать, только потому, что он страдает, помогать просто потому, что в качестве аргументов он выдвигает свои недостатки, свои потребности, – это все равно что отдавать свои ценности за ничто. Человек без достоинств ненавидит жизнь и исходит из предпосылок смерти, помогать ему означает одобрить его зло и, более того, помогать ему сеять зло и нести разрушение. Пусть Вы подадите ему грош, которого Вы и не заметите, пусть это будет лишь ободряющая улыбка, которой он не заслужил, – всякое потакание нулю есть предательство жизни и всех тех, кто отстаивает ее. Именно из-за таких грошей и таких улыбок в мире воцаряется запустение.

Не говорите, что Вам трудно следовать моей морали и что она пугает вас, как пугает неизвестное. Все пережитые Вами мгновения подлинной жизни Вы прожили по нормам моей морали. Но Вы душили ее, отрицали и предавали. Вы постоянно приносили свои добродетели в жертву своим порокам, а лучших людей – в жертву худшим. Оглянитесь вокруг. То, что Вы сделали с обществом, Вы сначала сотворили со своей душой, одно есть отражение другого. Жалкие руины, в которые Вы превратили Ваш мир, – это материальное воплощение вашего предательства истинных ценностей, подлинных друзей, Ваших защитников, Вашего будущего, Вашей страны и самих себя.

Политическая система любой страны строится на принятом в ней моральном кодексе. Вы загнали нравственно-этические принципы в подполье, заразив людей чувством вины. Человек есть конечная цель, а не средство достижения целей других людей; жизнь человека, его свобода, счастье являются его неотъемлемым правом.

Права – понятие этическое, а мораль – дело выбора!

Люди вправе не считать выживание принципом своей морали и своих законов. Но не вправе отбросить тот факт, что альтернатива одна – общество людоедов, которое держится какое-то время, пожирая лучших, а потом гибнет, как подточенный раком организм, когда здоровые клетки сожраны больными. Такова была судьба многих обществ в истории, когда рациональное гибло под напором нерационального. Однако Вы всегда избегали установления причин гибели обществ, государств и народов.

Как человек не может существовать без тела, так и права не могут существовать без права воплощать их в жизнь – думать, трудиться, распоряжаться результатами труда, что означает право на собственность. Всякая собственность и все формы богатства произведены трудом человека и его разумом. Так же как нет следствий без причин, нет и богатства без его источника – интеллекта. Интеллект нельзя заставить работать, те, кто способен мыслить, не мыслят по принуждению, а те, кто на это соглашается, создают не больше цены кнута, которым их погоняют.

Нельзя присваивать продукт интеллектуального труда иначе, как на условиях его собственника, только по обмену и добровольному согласию!

Единственное подлинное назначение правительства!

Защищать права человека, что означает оберегать его от физического насилия. Настоящее правительство – всего лишь полицейский и действует как инструмент самозащиты человека. Как таковой оно может прибегать к силе только против тех, кто первым применил силу.

Единственными правительственными учреждениями должны остаться:

  • полиция – для защиты от уголовников внутренних
  • армия – для защиты от уголовников внешних
  • суды – для охраны собственности и контрактов от посягательств, нарушений и обмана, разрешения споров на разумной основе согласно объективным законам.

Но правительство, первым применяющее силу против своих граждан, не прибегающих к насилию, силой оружия подавляющее безоружных людей, – это адская машина, разрушающая нравственность. Такое правительство извращает свое назначение и не имеет морального оправдания, оно переключается с роли защитника на роль смертельного врага человека, с роли полицейского – на роль уголовника, облеченного правом прибегать к насилию против жертв, лишенных права на самооборону. Вместо нравственного закона это правительство устанавливает такое правило общественного поведения: можете делать все что угодно со своим соседом, если ваша группировка больше и сильнее.

Только тупица, недоумок или трус готовы жить на таких условиях, готовы отказаться от своих прав на собственную жизнь и разум, готовы согласиться, что другие могут распоряжаться ими по собственному усмотрению и капризу. Они с готовностью соглашаются, что воля большинства неоспорима, что физическая сила и численное превосходство выше правды, закона и реальности.

Мы люди разума и взаимовыгодного обмена, мы не господа и не рабы, мы не выдаем и не принимаем чеков на предъявителя. Мы не приемлем никакой формы нерациональности.

Фермер не станет трудиться весной и летом, если он не в состоянии предвидеть, что получит осенью. А Вы надеетесь, что промышленные гиганты, которые планируют производство на годы вперед, инвестируют с расчетом на будущие поколения и заключают контракты сроком на девяносто девять лет, смогут по-прежнему функционировать и давать продукцию, не зная, какое случайное распоряжение, возникшее в голове закапризничавшего чиновника, неизвестно в какой момент разом разрушит все их многолетние усилия. Бродяги и бездельники планируют не больше чем на день. Чем выше разум, тем выше его горизонт. Человек, чей горизонт приземлен, готов строить на зыбучих песках, готов урвать, что подвернется, и не думать о последствиях. Человек, чей горизонт поднят небоскребами, этого не сделает. Но он не согласится отдать десять лет неустанного труда созданию нового изделия, зная, что шайка окопавшихся бездарей по своей воле жонглирует законами, чтобы нанести ему ущерб, связать его по рукам и ногам, всячески прижать и обречь на провал. Но стоит ему выступить против них, стоит добиться успеха в своем деле, как они уже начеку и лишают его и славы, и состояния.

Взгляните чуть дальше собственного носа!

Вы кричите о своих опасениях, о нежелании соревноваться с людьми более высокого интеллекта, Вы заявляете, что в их разуме кроется угроза вашему существованию, что сильные не оставляют шанса слабым на рынке свободного обмена ценностями.

Что определяет материальную ценность вашего труда?

Только созидательное усилие вашего ума – если бы Вы жили на необитаемом острове. Чем хуже работает Ваш мозг, тем меньше дает Вам физический труд. Можно потратить всю жизнь, выполняя одну и ту же операцию, собирая жалкий урожай или охотясь с луком и стрелами, не видя дальше этого. Но живя в рационально организованном обществе, где возможен свободный обмен, Вы получаете неоценимый выигрыш: материальная ценность вашего труда определяется не только вашими личными усилиями, но и усилиями лучших умов, живущих вместе с Вами в вашем мире.

Когда Вы работаете на современной фабрике, Вам платят не только за Ваш труд, но и за тот творческий гений, который создал эту фабрику: за труд промышленника, который построил ее, за труд инвестора, который, рискуя, вложил накопленный им капитал в новое, неизведанное дело, за труд инженера, который спроектировал машины, которыми Вы управляете, за труд изобретателя, который придумал продукт, который теперь выходит из Ваших рук, за труд ученого, который открыл законы, позволившие создать этот продукт, за труд философа, который научил людей мыслить и которого Вы неустанно обличаете.

Каждый человек свободен подняться в рост своих способностей и воли, но только высота, которой достигнет его мысль, определяет уровень его подъема!

Физический труд как таковой ограничен рамками момента. Человек, занятый исключительно физическим трудом, потребляет столько, сколько вкладывает в процесс производства, и не оставляет иных ценностей ни для себя, ни для других. Но человек, генерирующий идеи в любой области, человек, который создает новое знание, – постоянный благодетель человечества. Нельзя поделиться материальным продуктом, он принадлежит какому-то конечному потребителю, только идеей можно поделиться с неограниченным числом людей, и все они станут от этого богаче, ничем не жертвуя, ничего не теряя, лишь увеличивая производительность труда, которым заняты. Могучий интеллект передает слабому стоимость своего времени, давая ему возможность работать на созданных его умом рабочих местах, а сам посвящает свое время новым открытиям. Это взаимовыгодный обмен. Интересы разума едины и не зависят от уровня интеллекта, так обстоит дело в среде людей, которые любят труд, не ищут и не ждут того, чего не заработали своим трудом.

По отношению к затратам умственной энергии человек, создавший нечто новое, получает в оплату созданной им ценности лишь малый процент, независимо от того, какое состояние он на нем составит, какие миллионы заработает. Но человек, который работает вахтером на фабрике, выпускающей это изобретение, получает непомерно много по отношению к тем умственным усилиям, которых требует от него его работа. И это справедливо по отношению ко всем людям, на всех уровнях притязаний и способностей. Человек, находящийся на вершине интеллектуальной пирамиды, вносит наибольший вклад для всех тех, кто стоит ниже него, но не получает ничего, кроме материального вознаграждения, никакого интеллектуального вознаграждения, не увеличивает стоимость своего времени. Человек, находящийся внизу пирамиды, который, будь он предоставлен сам себе, голодал бы по причине своей некомпетентности, вообще не вносит никакого вклада в вершину пирамиды, но получает доплаты от всех умов выше собственного.

Такова природа «конкуренции» между сильными и слабыми в интеллектуальном отношении. Такова модель «эксплуатации», за которую Вы проклинаете сильных!

Данный манифест обращен к тем из вас, в чьей душе сохранились остатки доброго, незапятнанного, нераспроданного по чужому повелению. Если в том хаосе мотивов, которые заставили Вас читать данное обращение в этот час, присутствовало разумное желание разобраться, что же случилось с миром, Вы тот человек, к которому мы обращаемся. По правилам и условиям нашего кодекса поведения, надо непременно объясниться перед теми, кого это волнует и кто стремится понять и узнать. Однако нам нет дела до тех, кто сознательно уклоняется от понимания.

Мы обращаемся к тем, кто хочет жить, вернув себе честь и достоинство человека!

Теперь, когда Вы знаете правду, перестаньте поддерживать тех, кто Вас губит. Зло в мире существует, поскольку ему позволяют существовать. Лишите его поддержки. Не пытайтесь жить по вражеским канонам, не старайтесь победить в игре, правила которой установлены врагами. Не ищите милости у тех, кто сделал Вас рабами, не просите милостыни у бандитов, будь то займы, работа, кредиты, не вступайте в их ряды, чтобы вернуть то, что они отняли у вас, так как для этого Вам придется грабить ближнего своего. Нельзя построить жизнь на взятках, призванных разрушить ее. Не стремитесь к выгоде, успеху или благополучию ценой уступки своего права на жизнь. Уступив другим это право, Вы только потеряете и ничего не выиграете; чем больше Вы им платите, тем больше они от Вас требуют; чем к большему Вы стремитесь и чем большего достигаете, тем беспомощнее и уязвимее становитесь. Их метод – это система шантажа навыворот, основанного не на Ваших грехах, а на Вашей любви к жизни. И тогда наша Империя вновь станет ареалом обитания исчезающего вида – человека разумного.

Политическую систему, которую мы построим, можно описать одной формулой: никто не должен отнимать ценности у другого посредством физической силы!

Всякий будет побеждать или проигрывать, жить или умирать по своему разумению. Если разумения не хватит, пострадает только он один. Если он боится, что у него не хватает ума, он не может рассчитывать, что может восполнить этот недостаток с помощью пистолета. Если он захочет вовремя исправить какую-то свою ошибку, ему окажут всемерную помощь своим опытом люди умнее его, они помогут ему лучше мыслить. Но будет положен конец позорной практике, когда кто-то расплачивается своей жизнью за ошибки других.

В этом мире Вы будете вставать утром с настроением, какое Вы знали в детстве: бодрым, уверенным и энергичным, потому что вокруг Вас будет разумно устроенный мир. Ребенок не боится мира; Вы перестанете бояться людей; этот страх калечил вашу душу, он появился в Вас после ранних встреч с непонятным, непредсказуемым, противоречивым, произвольным, скрытым, притворным, одним словом, нерациональным в людях.

Вас будут окружать люди с высоким чувством ответственности, последовательные и надежные, как природа. Другими они быть не могут, ведь они живут в среде, где высший и единственный критерий – объективная реальность. Ваши достоинства будут под защитой – но не Ваши пороки и слабости. Доброму в Вас будут открыты все двери – скверному не достанется ничего. От людей Вы получите не милостыню, не жалость, не сострадание, не отпущение грехов, а просто справедливость. И глядя на людей и на себя, Вы будете ощущать не отвращение, подозрение или чувство вины, а всегда одно – уважение.

Вот будущее, которое Вы можете завоевать!

Для этого надо бороться, борьбы требует любая человеческая ценность. Вся жизнь – целенаправленная борьба, и дело только в выборе цели. Чего хотите Вы – продолжать свою нынешнюю битву или сразиться за наш общий мир? Хотите ли Вы продолжать борьбу, сползая в пропасть, несмотря на то что отчаянно хватаетесь за каждый выступ на крутом склоне, борьбу, в которой потери невосполнимы, а победы приближают гибель? Или Вы хотите испытать себя в такой борьбе, в которой упорно и последовательно, от выступа к выступу, будете подниматься вверх по крутизне горы к самой ее вершине, в борьбе, в которой лишения – вклад в будущее, а победы неуклонно подводят Вас в вашему нравственному идеалу? И даже если умрете, не успев увидеть солнце в полном блеске, Вы умрете, приблизившись в нему, обласканные его лучами.

Выбор за вами!

Пусть вынесут свое решение Ваш разум и любовь к жизни. Наши последние слова обращены к тем героям, которых, возможно, еще скрывает мир, к тем, кто брошен в заточение, и не по причине их сознательной духовной слепоты, а напротив – за отчаянную храбрость и добрые свойства натуры.

Во имя всего лучшего в Вас, не оставляйте этот мир худшим. Во имя тех ценностей, которые поддерживают огонь вашей души, не позволяйте, чтобы ваше видение истинного человека искажалось примерами уродливого, дурного, презренного в тех, кто никогда не заслужит высокого звания человека. Не теряйте из виду истинный образ человека, высоко несущего голову, человека несгибаемого, непреклонного разумом, неустрашимо шагающего в новые дали. Не дайте погаснуть своему костру, берегите каждую искорку своего огня, одиноко горящею в безысходных трясинах приблизительного, несостоявшегося, непроявленного. Не дайте погибнуть герою в вашем сердце, страдающем от мысли, что Вы не живете той жизнью, которую заслужили, но не могли получить. Проверьте, тем ли путем Вы идете, ту ли ведете борьбу.

Мир, к которому Вы стремитесь, достижим, он существует, он реален, он возможен, он Ваш!

Но чтобы завоевать его, надо посвятить ему всего себя, надо полностью порвать с вашим прошлым миром, покончить с представлением о человеке как о жертвенном животном, существующем ради удовольствия других. Сражайтесь за ценность своей личности. Сражайтесь за то, что является сущностью человека, – за верховенство его разума. Со светлой надеждой и полной уверенностью сражайтесь, зная безусловную свою правоту и веря в нее, ибо Ваш нравственный принцип есть принцип жизни, ибо Вы ведете бой за все новое, ценное, великое, доброе – за все светлое и радостное на земле.

Вместо эпилога.

Данный манифест на 90% основан на монологе Джона Галта из произведения Айн Рейнд «Атлант расправил плечи», т.к. данное мировоззрение полностью отражает наше видение справедливого мира, проповедуя философию умеренного эгоизма.

Не эгоизм ли движет развитием нашего мира?

Многие ответят что эгоизм – это презренное состояние, продолжая стыдливо прятать свои желания в соответствии со своей моралью, которая принята всеми Вами.

Мы признаем только то, что требует наша мораль, то что требуется для того что бы мы жили так как мы того желаем.

Именно умеренный эгоизм, не возведенный до «нарциссизма» и является созидательной силой нашего мира.

Признайтесь себе в том, что все Ваши поступки и действия направлены на удовлетворения Вашего собственного «Я», заявите об этом себе и Вы вновь обретете сознание свободного человека.

Ежедневно делая тот или иной выбор, мы делаем его по той причине, потому что мы этого хотим.

Эго – созидательно.

Жизнь в навязанном общественном строе - разрушительна.

Мы не стремимся к радикализму, мы придерживаемся своей точки зрения, которая не противоречит нашей морали.

Мы не призываем к свержению ныне существующих политических режимов и революции, мы лишь желаем революции в вашем сознании. И наша победа будет в тот момент, когда Вы скажете «Я хочу быть счастливым, Я хочу созидать, Я хочу мыслить».

Мы не призываем к перестроению существующего мира. Мы строим свою Глобальную Империю основываясь на наших принципах и моральных ценностях, в соответствии с которыми мы будем создавать предприятия, больницы, лаборатории, дома, города. Мы будем создавать новый мир построенный на фундаменте нашей морали, в котором человек будет счастлив на столько, на сколько он сам этого пожелает.

Готовы ли вы к приходу новой Империи?

Готовы ли вы строить этот мир вместе с нами?

Быть свободными, в рамках дозволенного, или быть счастливыми в свободном выборе своих действий?

Думать что мыслишь или осознавать что твой разум это бесценный дар, благодаря которому ты живешь?

Оставить последующим поколениям мир пожирающий себя изнутри, раздираемый войнами между материками и государствами, или своим умом создать мир в котором эквивалентом добродетели выступит человек созидающий?

Выбор за Вами.

г. Москва, Пресненская набережная, 12

"Москва Сити" Башня Федерация оф. 301

Email: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

© 2018 Exclusive rights belong to the Corporation Global Empire
Яндекс.Метрика